почта
  блог
  ссылки
другое

Василина Орлова

ЖЖ Sonntags
 
проза
стихи
альбом
статьи
 

     

3.1.5 * (2006-01-27 10:54)

Читают, сволочи. Всё-о читают. Подчитывают. Высоко сижу, далеко гляжу., читайте себе, читайте. Пишут-то для кого, не для вас, что. Знаете же - я - вас - лю... Ну не будем об этом, не будем, нет, не сейчас, лучше после обеда. Завтра. Или не завтра. Значит, через неделю. А то и вообще не надо, снова ведь обвините - не в пафосе, так в сентиментальности. Что я, не знаю вас,.

Со сварливой ласкою признаюсь, что и я вас читаю время от времени. Но не потому, что мне ”тексты” ваши интересны - еще чего! Тексты я и сама, в случае чего, могу. Плохо, когда вы свои записи ведете так, чтоб не подставляться - осмотрительно. Зачем вы тогда их пишете? Письмо - бесконечное саморазоблачение. Интереснее гораздо, конечно, люди со всеми их опорно - двигательными аппаратами и пружинками в волосах. Чем тексты.

Как писал Сергей Тартынский:

Давай дружить. И голосом простуженным, И хлебушком - горбушкою ржаной - Давай делиться с птицами на улицах, И рваный мяч пинать кривой ногой.

Так-то.

3.1.6 Водомерки (2006-01-30 11:45)

[1] Подборка новых стихотворений в Филграде. С вашего великодушного разрешения.

1. http://filgrad.ru/texts2/vasilina22.htm

3.2 Февраль

3.2.1 Апология равнодушия на грани провокации (2006-02-06 21:23)

По большому счету, все эти авторы — поэты и прозаики — ну там: Бродский, Довлатов, Генис — не люблю их, неинтересны. Думается, вполне правомерно подобное перечисление через запятую: книги - авторы с одной полки, из одной библиотеки. Углы замкнутого треугольника. Их настойчиво советовал Марат, ужасался, что не читала Гениса, снабдил книжкой, а на полке красовались вот они и еще другие, без труда каждый доскажет., прочитала теперь. Я ничего такого не пытаюсь сказать, всего лишь прямо признаюсь в прискорбно суженном диапазоне собственного восприятия. Они совсем не равны друг другу, наиболее весом, конечно, Бродский. Повторюсь, ничего не хочу ужасного произнести, великий поэт, один из великих XX века, но все же отнюдь не «самый великий», каким его воспринимают, скорее, делают. Пройдет время, уйдут люди, которые манифестировали его в качестве политической фигуры, то есть, он перестанет ею быть, и все увидят истинный масштаб личности: значителен, но сейчас — преувеличен, такое преувеличение не на пользу, да оно и ненужно, Бродский и без вас — Бродский. СССР оказал огромную услугу Бродскому, изгнав его из своих пределов — сам поэт говорил о реализации в своей судьбе некоего архетипа. Всегда «гонители» служат к вящему «прославлению», со времен Иисуса Христа и до Данте Алигьери, а также до и после. У Бродского есть восхитительные, непревзойденные стихи, которые смело стоит включить в сколь угодно придирчивую антологию не только русской, но и мировой, может, поэзии. Бродский — фигура контекстообразующая, он стоял у тех истоков и прочее, пусть не он сам ударом своего страннического посоха выбил чистый ключ в скале, а только оказался первым у него. Верный признак, что так и есть, и не сам, а сообща — то, что «влияние» Бродского «испытали» и те, кто совсем его не читал или читал мало: влияние попросту находят, потому что после Бродского поэзия уже не та, что раньше. Поэзия вообще, как я вижу, не дело одиночек, скорее напротив, кланово - кастовое, где одни всячески классово чужды другим, а прочие оппонируют первым, не забывая скрывать цитаты ворохом исписанных листьев. Все понятно, и опять - таки линия — одна из крепких в силе: Мандельштам — Пастернак — Бродский… Да как - то… Довлатов же решительно несимпатичен мнимой самоиронией нарциссического склада. Повествователь — «такая прелесть», «симпатяга»

— тьфу! О Генисе скажу грубо и прямо: ничего не скажу. То - се, интересно, пока перед глазами. Скриптор поскрипывает, а перципиента не цепляет. Так почти со всяким постмодернистом: стоит закрыть книгу — и привет. Фить - фирю. Тут и Мак - Люэн, и Бодрийар, и Батай, и кого только нет, и как бы увлекательно, и изящно, и просто, и мило — но за каким чертом написано и какой смысл все это читать? Даже не те пустяки - скрепки, штучки - зарисовки, которые так же «бесполезны» в смысле утилитарности, применимости — они - то мне всегда дороги, ценна вся «впустую растраченная» фактура, хотя и не служит никакому сюжету, вроде бессмысленна, бестолкова, неумный бисер в грязи.(наете, умный бисер — надлежащим образом исполненная молитва.) Есть какая - то разница между этими двумя бесполезностями, которая на первый взгляд может показаться несерьезной. Даже взялась выписывать цитаты, как завела обычай, но уже к концу предложения поняла, какая чудовищная банальность: «Я — это череда состояний, беспрестанно сменяющих друг друга.

Вчерашнее Я не то же самое, что завтрашнее». Вот и весь Генис: его можно даже растащить и на цитаты, и они будут не хуже любых других. Безнадежно средне, хотя куда как ловко. Всякая корявость будет получше той полированной гладкости., образованный человек, и все - таки феерии сведений предпочту косную и убогую бумажку: какое - нибудь кривое письмо бабки Тамары, которая крупным почерком жалуется на внуков: «Просидели у компьютера — ни книжки прочитать, ни задачи развязать». Больше говорит и уму, и сердцу.

Надеюсь, никому не нанесу непоправимой травмы: в конце концов, какое кому дело до моего скромного, хотя бы и высказанного невежливо, без поправки на ветер, мнения. (осто — о другом и про другое, чем эти знаменитые, признанные, очень важные люди. Никто сейчас не скажет, удастся ли мне хоть на четверть то, что им, но — совсем про другое я вся, целиком, от начала и до конца. Так сложилось. Ах, Юля, Юля, где ты, где ты).

3.2.2 Отнорки (2006-02-07 18:53)

…Раньше были какие - то отнорки, где такие люди могли сидеть. Работать монтером, осветителем сцены, дворником, истопником, сторожем, чертом с рогами., подиссидентствовали они вволю. Столько, что следующим за ними ничего не оставалось, как быть «имперцами». Вокруг них варилась жизнь, цену которой они очень хорошо понимали, с достоверностью истинных специалистов, и какая - нибудь бывшая Маечка, ныне Майя Леопольдовна, пишет книгу воспоминаний о том, кто что сказал кому на кухне, за кого Раечка вышла во второй раз замуж и что по этому поводу думал Лева. Раечка тоже пишет, одному Леве нечего возразить, поскольку он скончался, то бишь, умер. Лемминги - филологи уже скроили и заточили несколько работ по данному вопросу, и одна из них даже переведена на китайский. «Мой друг Иосиф» — эпопея на пятнадцать томов. (В принципе, я сама делаю сходную работу. Вытаскиваю пласт реальности из небытия. Не говорю — в вечность. Достаточно на первый случай хотя бы в запечатленное текстом пространство — в серию словесных моментальных фотографий.) …Хорошо, говорю, они пожили., да, их било и ломало.(О войне тоже в деревнях говорят — «убило». Даже не «убили»). Но пожили - то они все - таки хорошо, нельзя отрицать. А сейчас и дыр - то, где могли бы сидеть такие люди, нет — законопачено все. Одни менеджеры кругом. Результат чьей же это деятельности? А как хорошо все начиналось в сказке про русскую литературу в веселом кафе при кампусе, где подавали разнообразные напитки.

3.2.3 ИМЕНА ИМЁН (2006-02-08 19:16)

Как известно, «ислам» — значит покорность, смирение, происходит от «салям», «мир». Покорность, конечно, Богу. Мухаммад едва ли не один из самых удивительных пророков, которых знало человечество: торговец, погонщик верблюдов, женившийся на вдове, которая была старше его. В переводе Валерии Пороховой, которая вышла замуж за араба и перетолмачила Коран, преодолевая сопротивление тех мудрецов, кто считал, что Коран можно читать только на арабском, сура«Корова», в числе прочего, гласит: А если вы в сомнении о том, Что Нашему слуге Мы ниспослали,

Составьте хоть одну подобную главу И призовите (всех, кого хотите) В свидетели себе, помимо Бога, Коль вы (в своих словах) правдивы.

Но если этого не сделаете вы, А это вам, поистине, не сделать, Огня побойтесь, для которого растопкой Камения и люди будут, Что уготован для неверных.

Аш - Ша'рани сказал, что толкование Корана противозаконно, так как может создать впечатление недостаточной красноречивости Пророка, а это богохульство. Праведному человеку и без того достаточно ясен смысл сур.

Что, впрочем, не отменило огромного корпуса текстов по данной тематике. Хотя подход довольно сильно отличается от полупровозглашенного принципа христианской цивилизации: комментарий к каждому слову Библии.

Как, по мнению некоторых религиоведов (ман), ритуал более важен в религии, чем система верований, так и всякая книга по - настоящему важна не сама по себе, а сонмом комментариев, в пределе, порождаемой ею культурой.

Каждой твари дано познать Аллаха, в меру ее скудных пониманий — с какой - либо одной стороны познания, которой не разделит с нею никто другой. Спрут и птица, кистеперая рыба и богомол, буйвол и человек — они не договорятся, но для Аллаха прозрачны, как стекла. Аш - Ша'рани сам толком не исполнил своего зарока. Например, он насчитал 24 999 истин в первой суре Корана «Аль - Фатиха» (Открывающая»). Напомню, в ней всего семь айятов, в переводе на русский она свободно умещается на одной странице самого маленького издания. В ней букв и заков меньше в тыщу. Впрочем, что ж это я — значучесть высказывания никогда и не измерялась количеством букв.

3.2.4 На своей волне (2006-02-09 12:58)

В ЖЖ как нигде важно быть ” на своей волне ”. Когда тетка Варвара моя говорит:” Она на своей волне ”, это значит - малость с приветом. На деле как только теряешь ” свою волну ”, относит пеной к чьему - нибудь берегу - где волну не теряют, а умело ее - ну, подталкивают, поддают, поддевают (?).

Если вы не слишком заняты и хотите сделать необременительное благодеяние - назовите с десяток своих любимых авторов в ЖЖ, подпишусь. Со своей стороны сделала бы это с удовольствием на вашем месте. А впрочем, и на своем. Вот например:

[ LJ User: pirogov ] моя давняя безнадежная любовь.
[ LJ User: romov ] тоже давняя, но не такая безнадежная, как мне кажется.
[ LJ User: filgrad ] хроника Филграда, ведет главный редактор.
[ LJ User: hildegart ] новый для меня автор, очень свежо.
[ LJ User: avvas ] ссылки; фотографии, на которых пойманные врасплох пьяные литературные физиономии выглядят, как ангельские лица.
[ LJ User: pankratsiy ] замечательный поэт, наш современник, будущий классик.
[ LJ User: elagina ] один из наиболее даровитых молодых писателей.
[ LJ User: woody alex ] весьма информативно.

Мне много кто еще нравится, но ко многим я недостаточно присмотрелась. А вообще мое редкое чтение ленты оставляет впечатление очень громкого и очень бестолкового шума. Это потому, что я насобирала в корзину сосновых шишек, порванных башмаков, склянок и всякого хлама, скажу честно. И явный перебор борцов.

Подписываюсь, впрочем, не только на тех, кто нравится, но порой и на тех, кто вызывает приливы желчи, или умиляет по-человечески. Допускаю, что такой список мог бы быть поинтересней, но я не составлю его по понятным гуманистическим соображениям.

Трррренннннь!

3.2.5 КЛАВИАТУРА (2006-02-09 21:46)

Новая клавиатура. Что может быть милее пальцам истинного графомана. Квадратненькие, восхитительно податливые клавиши. Сухой стрекот сверчков. Тиканье жука - короеда в громадном дедовском сундуке. А вот и помянутый сундук, впрочем, его роль выполняет тут компьютер.

Но сперва, раз уж я здесь и передо мной весьма кстати экран и клавиатура, я опишу обстановку. Компьютер стоит в нише стола, где раньше стоял его предшественник, другой компьютер—впрочем, развалина не большая, чем данный. С завидным постоянством здесь вещи меняются на свои более или менее точные копии. Так, кстати, бывает и в человеческих коллективах, когда словно заранее распланированы места и понятно, что среди всех, кого бы ни набрали, будет обязательно один коротышка, и одна каланча, и кто - то блондинист, а кто и черен, как смоль.

Стол, точнее, широченная полка, и крепок и вместителен. Здесь бок о бок теснятся самые большие книги в доме, что не нашли себе места нигде больше. А еще — несколько бутылок спиртного. Оно как - то само собой кучкуется именно здесь, хотя могло бы — в любом другом углу.

На непритязательной стеклянной тарелке грудой лежат грецкие орехи. Я говорю в данном случае о них потому, что рядом в глубокой стеклянной миске, подобно орехам, одни на других, сложены сухие крупные узлы роз, словно короткие причудливо свитые папирусы или окончательно свернувшиеся мертвые улитки. Розы еще не утратили своей первоначальной бархатистости, хотя их уже месяца полтора кряду покрывает пыль — а может быть, и все три месяца, а может быть, и полгода.

Всякая новая деталь, попадающая в такую обстановку, моментально стирается, словно притираясь ко взгляду. Может возникнуть впечатление о сумасшествии обитателей, что держат поблизости друг от друга такие разноречивые предметы, как сухие розы и греческие орехи. Тем более, здесь же трехлитровая банка потемневшего, как взгляд на горячем морском побережье, варенья. И еще цветы. В горшках, и в вазе. В горшках произрастают остролистые полосатые и мясистые, а в вазе, точнее, небольшом кувшине млеют, иссыхая, не то ромашки, не то некрупные хризантемки. Видит Тот, кто все видит — я никогда особенно не разбиралась в цветах.

Сама я облачена в тельняшку, и ее рукава, когда взглядываю на экран, цепляются за край зрения, и оттого снизу как бы рябит, словно в неисправном телевизоре. Психоделическое мельтешение в конце концов надоедает, и я закатываю фланель — или из чего они там, тельняшки — повыше к локтям.

Вот как начнешь описывать то и се, так обнаружишь, как мало в сущности знаешь об окружающем мире.

следующая страница


страницы:
 
1 11 21 31 41 51 61 71
2 12 22 32 42 52 62 72
3 13 23 33 43 53 63 73
4 14 24 34 44 54 64 74
5 15 25 35 45 55 65 75
6 16 26 36 46 56 66 76
7 17 27 37 47 57 67 77
8 18 28 38 48 58 68 78
9 19 29 39 49 59 69 79
10 20 30 40 50 60 70 80
              81

    » содержание ЖЖ

logo
Василина Орлова

 

дизайн сайта:
радизайн


© 2007

 



cih.ru