почта
  блог
  ссылки
другое

Василина Орлова

ЖЖ Sonntags
 
проза
стихи
альбом
статьи
 

     

3.9.21 Никогда ничего не (2006-09-12 11:17)

Никогда ничего не пиши анонимно.
Я узнаю тебя по дефису двойному
(Это вместо тире), по особым заминкам,
И по строю всей речи лихому.

Этот варварский синтаксис в прошлом тревожил,
Волновал, если хочешь. Не точка – булавка.
Ты пришпилил жука, прищемил ему лапку.
Не пиши мне под собственным именем тоже.

Если просишь совета – отправь эсэмэску,
Два три два три пять пять – там сидит дура-дурой:
Клуб знакомств и любовей, и прочая мерзость.
Лапы прочь, я сказала, от клавиатуры!..

3.9.22 Талантливые люди (2006-09-12 11:34)

Замечали ли вы, как неприятны бывают одаренные женщины? Они располагают большими внутренними богатствами - ну там просторным внутренним миром - но слишком высокомерны, чтобы решиться эти богатства подарить ”первому встречному”. Никто им не подходит. В уединении они пишут пламенные письма и идиотские стихи, а при встречах цедят пренебрежительное сквозь зубы и взглядывают косо.

Нет ничего разрушительнее таких женщин.

Но подобные фифы получают воздаяние за свою нечестивость - по справедливости к старости остаются у разбитого корыта.

Или же взять мужчину.

Стихи вообще - род буйного помешательства. Притащили мертвеца. Ну в самом деле. Взрослый мужик, уже и волосы лезут, и радикулитец, и сердчишко пошаливает - а все поэт. И сидит над листочком бумажки, вскакивает, хихикает, грызет ручку. Как дите малое, ей - богу.

И главное все равно ничего ведь не скажет, а можно просто и спокойно и по - русски словами, не в рифму эту вашу дурацкую, не в еще более глупое отсутствие рифмы, не в столбик, не в строчку, не с инверсиями, ам... жабам... амжабментами. Словами простыми.

Сколько тельняшек за жизнь можно порвать, ну, чего вы.

Особенно по твое или там по трое нельзя собираться им. А то еще как возьмутся, бывало...

Ой, ладно. Святых, как говорится, выноси.

Ну да не будем.

Люблю я их. Что поделаешь. Зла любовь-то.

3.9.23 * (2006-09-12 13:50)

Я видела нечёсанные вербы,
И ветер путался в ветвях, как прядях.
И я сменила сотни вер бы,
Когда бы конь ушами так не прядал,
Не брал доверчиво с ладони сахар.

Я никогда не знала страха.

Я видела чернеющие избы,
Дворы, где изгороди из лозины.
Я примеряла сотни риз бы,
Когда б не тихий шум воды в низине,
Туманом скрытой, словно покрывалом.

Любовь святую я узнала.

Я видела коров на шири пастбищ,
И кнут держала на равнинах вотчин.
Могла и оступиться, и упасть бы,
Когда бы дол не видела воочью,
Когда бы путь над домом тёк не млечный,

Мир был не вечный.

Я помню земли, где уснули деды
За синей металлической оградой.
Я растеряла тысячи надежд бы,
Когда бы не трещали так цикады,
И не курился над трубою дым –

И не горчил родным.

3.9.24 Русский остров (2006-09-12 13:52)

Дальний Восток . Дальнереченск и Лучегорск

Дальний Восток. Дальнереченск и Лучегорск, 30 мая 2006 года.

[1] Фотографий двадцать.

1. http://www.liveinternet.ru/users/orlova/

3.9.25 * (2006-09-13 11:41)

Мой добровольный, безусловный плен.
Кружащая, летящая столица
Взовьет блестящий прах у неприступных стен
Многоочитой кобылицей.

Москва не верит ничему совсем.
Брожу, гляжу, и рада, и не рада,
И провожу слоистых образов отсев
Посредством фотоаппарата.

Москва как нашинкованная мреть.
Все бы струилась, цапала, мерцала,
Царапала и не давала умереть –
С уже пробитыми сердцами.

С оптическим прицелом у лица
Уютней как-то в клипе декораций.
Но если мне – стрелять, то метила – в сердца,
И глупо было б извиняться.

А в яблочко ли или вовсе нет –
Расслабься, как-нибудь тебе доложат.
Когда погаснет звук, когда утихнет свет,
И ты, в конце концов, замолкнешь тоже.

3.9.26 В стане (2006-09-13 11:43)

Грудь в крестах – голова в кустах.
Прах и пепел, пепел и прах.
И в грязи князья, и князей, как грязи,
Да они не князья ни разу,
И назвать их князьями нельзя,
Или хоть, Господи, не так сразу.

Со щитом, на щите, со щитом, на щите,
Прах и пепел, пепел и прах.
Не при чем, не эти, не в счет, не те,
Подожди со мной, со мной до утра,
Подожди со мной, со мной до утра хоть,
Ну, куда тебе так лететь –
Иди оно пеплом, прахом.

Гори огнем, и в воде гори,
И в медной трубе свисти,
Были – сплыли, сплыли – и где они?
В нетях, Господи – нет, не был, небыль,
И уместится прах в горсти –
Прах, Господи, и пепел, пепел.

Подожди со мной, подожди со мной.
Прах и пепел, пепел, пепел и прах.
Не ходи, постой, не ходи, постой.
О каких таких делах,
Это все пустое.
Трепет и страх.

Прах и пепел, пепел, пепел, пепел,
Не нелепо ли нам, то есть, не лепо
Бяше Боян бо вещий,
Он ничего не пел про такие вещи,
Как этот пепел, и этот прах –
Он вещал о других вещах,
А об этих не знал и не пел,
Но узнает, споет на днях.

Так не может. Это не дело.
Это не я посыпала пеплом,
Нет, это не я, нет, нет, белым,
Нет, черным, нет, серым –
Это не я, верь мне, верь мне, это не так,
Но ах, яснее всего впотьмах –
Пепел и прах, прах и пепел, пепел и прах.

3.9.27 Разведчик (2006-09-13 21:38)

— Луиджи Лонго еще в семидесятых предупреждал о скорой гибели КПСС. Но сама наша партия считала, что она очень крепка. Нам не удалось решить пары задач. Мы погорели на колбасе. В основном же, все самые страшные проблемы были разрешены. Луиджи никто не верил. Я сам говорил ему — басни рассказываешь...

Кабинет похож на офисный. Полускрытая колонна, словно стена шагнула вперед на полшага, и проглотила ее, но не вполне — подсказывает, что этот старинный особняк в центре Москвы знавал иные времена.

По сю пору детали обстановки хранят память о тех временах. Мало что сменилось за пределами длинных, узких, изломанных коридоров, где за каждым углом ожидается тупик, но продолжается еще один коридор. Полная сохранность так и не наступившего настоящего. Будто недостаточно выглянуть в окно, чтобы узнать — той страны больше нет.

Но ее верные воины, поседевшие, с ревматизмом в суставах, живы. И они не обеспокоены. Во всяком случае, их лица невозмутимы. Что они знают такое, сохраняющее от тревог?

— Конго, Египет, Вьетнам, острова Зеленого мыса — куда мы только не везли оборудование, транспорт, технику, рабочую силу. Вместо того, чтобы накапливать у себя. Распылили.

Он постучал крепкими, звук такой, словно каменными, пальцами по столешнице. Серые брюки слегка помяты. Вязаная безрукавка, синяя рубашка, галстук.Сутуловатый, сухой пожилой уже человек.

— Настоящих коммунистов — уже нет, их не осталось. Разве что где-нибудь в Португалии. Тех, кто верен заветам Маркса и его манифесту...

Переложил с правой стороны стола стопку бумаг на левый край. На первой странице папки — подколотый листок с четырьмя фамилиями. Буквы лежали наоборот, но без труда читалось: «на ознакомление».

— И что же теперь остается?..

Он делал паузы в разговоре — не чтобы облечь мысль поэффектней, а останавливался, чтобы сформулировать точнее.

— Надо ждать…

— Чего?

Он посмотрел глазами, в которых сиял холодный блеск монитора, и слегка пожал плечами, как бы смягчая собственные слова, призывая не относиться к ним с перехлестом, проговорил, как нечто обыденное:

— Пришествия нового гения…

следующая страница


страницы:
 
1 11 21 31 41 51 61 71
2 12 22 32 42 52 62 72
3 13 23 33 43 53 63 73
4 14 24 34 44 54 64 74
5 15 25 35 45 55 65 75
6 16 26 36 46 56 66 76
7 17 27 37 47 57 67 77
8 18 28 38 48 58 68 78
9 19 29 39 49 59 69 79
10 20 30 40 50 60 70 80
              81

    » содержание ЖЖ

logo
Василина Орлова

 

дизайн сайта:
радизайн


© 2007

 



cih.ru