почта
  блог
  ссылки
другое

Василина Орлова

ЖЖ Sonntags
 
проза
стихи
альбом
статьи
 

     

3.11.2 ”Тревожный знак для всех тех, кто хочет жить нормальной и спокойной жизнью”

(2006-11-01 18:06)

Ну что, градоначальство запретило ”Русский марш”. Или ”Правый марш”. Все одно запретило.

Кто хочет жить спокойную жизнь. Пока не кончится она. Жизнь-то.

Когда я наконец стану градоначальством, а произойдет это в ближайшем будущем, то я буду каждый месяц устраивать шествия. Без них никакому градоначальству неспокойно. А нынешнее градоначальство - оно неправильное просто. И ничего не понимает. В отличие от меня.

3.11.3 Преодоление разделения (2006-11-03 18:23)

1. http://mn.ru/issue.php?2006-42-58

3.11.4 Разбудить (2006-11-06 16:49)

I

Мелкий снег, разрозненный и редкий.
Лед, морозом схваченные ветки.
Иней на траве. Твой меч затуплен.
Сталь в зазубринах, и рукоять в засечках.
Дай вздохнуть. Затянут пояс туго.
Разомкни, ослабь свой обруч млечный.

Здесь драконьим зубом дол засеян,
В трещинах и зевах всех расселин.
Развернул Господь небесный свиток.
В сердце медленной змеей вползает холод.
Что твои полки? Они разбиты.
Где твой щит? Расколот.


II

Пшеничных кос рассыпчатое золото
Вдова покроет траурным платком,
Как бы щитом, щитом твоим расколотым,
Щитом с гербом – со львом, орлом, цветком.

И взглядами – созвездьем разноцветия –
Впитает пепел, смерч и круговерть,
Как бы под ветром, веющим бессмертием,
Бессмертием, преодоленным в смерть.


III

Сталь в зазубринах. Сокол выкличет
Плач вечерний и звон над морем.
Юных вдов повзрослеют личики –
Крепко схвачены губы горем.


IV

Но каменный твой гроб, окованный цепями,
Нет силы отворить. Свеча в кромешной мгле.
Когда бы я в уста тебя поцеловала,
Глаза бы ты открыл, и встал навстречу мне.

А книга на столе с оплавленной печатью
Раскрылась тяжело на сумрачных словах:
«Век краток и идет к могиле от зачатья,
И вы пройдете здесь, не возметая прах,

И обратитесь в прах, кружащийся от ветра».
Мой голос не дрожит, но что мне говорить?
Раскрылись небеса, сама земля разверста,
И только мрачный гроб никак не отворить.

Глухой далекий звон, высокие ворота,
И медные замки, что кованы хитро.
Со мной мой верный сфинкс на поводке коротком,
И отливает шерсть в литое серебро.

Ты тяжко спишь пока, и каменные снятся
Сны о полях родных, растоптанных врагом.
Молю тебя, пора пришла тебе подняться
И взглядом повести внимательным кругом.

3.11.5 Ужин (2006-11-07 18:50)

Лифт в заскорузлом узле подъезда, в темном аппендиксе. Пол исшаркан. Плинтус ободран. Пальто тяжелит плечи, шерстяной платок искусал шею, хочется побыстрее содрать его, освободиться. Мария нажимает клавишу «четыре», и кабина, надсадно гудя, прет ее на этаж. Мария стягивает перчатки, расстегивает сумку. Так, где тут ключи?

Входит в темную прихожую, нащупывает выключатель и клацает. Тусклый поток неверного света от подслеповатой лампочки льется на пол, на стул с жабой телефона, на коврик у двери. Швыряет на кресло сумку и выпрастывается с остервенением из пальто. Нагибается — кровь приливает к лицу. С визгом расходится молния на сапогах. На левом заедает, приходится повозиться. Уф, наконец-то. Проходит в комнату и падает на диван. Так лежит минуту, другую. Тишина. Покой. Одна настырная мысль : надо идти вымыть руки. Лежать бы так и лежать. Медленно поднимается и идет в ванную. Прохудившийся кран сипит, чихает и плюется тоненькой струйкой горячей воды, она почти обжигается, вылавливает в мыльнице, заполненной клейкой массой, склизкий кусочек мыла, мнет его, расклеился, выдавливается между пальцами, как творог. Шлепает обратно в лохань.

Здесь у толстой хозяйки, преподавательницы пения, Мария снимает комнату. Живет тут и сумасшедшая дочь хозяйки, неопрятная, с постоянно накрашенными ярко-красными губами.

На кухне хозяйничают тараканы. Пузырьки лака для ногтей, алого и бордового, красуются на каменном подоконнике между горшками с бледными геранями, запыленным подслеповатым зеркальцем и расческой, на которой словно мыши свили кубло волос.

Мария достает ледяную кастрюльку вчерашнего супа, хлопает дверцей холодильника. В желе, размякнув, плавают галушки. Наливает тарелку с оранжевой каймой и выщербинкой — до краев. Ставит в микроволновку.

Звяк — и ужин готов.

3.11.6 Кот Маркиз (2006-11-07 22:43)

Кот Маркиз

Восседающий в кресле, ему не принадлежащем.

1. http://vassilina.cih.ru/

3.11.7 * (2006-11-08 18:40)

Клубится небо, набухает снегом.
Едва-едва. Вот-вот. Сейчас-сейчас.
Прорвется, и пойдет зеленым снегом,
Отрывистым, пунктирным, тусклым снегом –
Сминая нас, переполняя нас.

Сухим, как ветки хруст, беззвучным громом –
Какие синие твои глаза –
Так разразится над покрытым гробом
Земли, придавленной плитой сугроба,
Что не поверишь: зимняя – гроза.

3.11.8 Утренний снег (2006-11-10 09:40)

В этот самый момент идет удивительной пушистости утренний снег в Москве.

3.11.9 Безрелигиозная религиозность (2006-11-10 10:47)

1. http://mn.ru/issue.php?2006-43-27

3.11.10 * (2006-11-10 12:58)

- Я писатель Проханов.
- Про каких таких ханов?

следующая страница


страницы:
 
1 11 21 31 41 51 61 71
2 12 22 32 42 52 62 72
3 13 23 33 43 53 63 73
4 14 24 34 44 54 64 74
5 15 25 35 45 55 65 75
6 16 26 36 46 56 66 76
7 17 27 37 47 57 67 77
8 18 28 38 48 58 68 78
9 19 29 39 49 59 69 79
10 20 30 40 50 60 70 80
              81

    » содержание ЖЖ

logo
Василина Орлова

 

дизайн сайта:
радизайн


© 2007

 



cih.ru