проза
стихи
графика
Статьи
другое
    Василина Орлова     
 


Состоялась ли оборона?


стр.
1

 

  почта
  форум
  ссылки

 

 

1
2

Нынешний литературный альманах «Литрос» (выпуск 4, М., 2004) посвящен в основном молодым авторам, сочинения которых предваряет выступление Сергея Миронова, начинающееся со смелого утверждения «В России поэт всегда был больше, чем поэт».

И это правда. В теперешней России поэт, как правило, еще и пиарщик, спичрайтер, имиджмейкер, сочинитель слоганов и Бог знает кто еще.

 

Альманах открывает «современный роман» с бодро-юношеским названием «Ангел вскрывает вены», принадлежащий виртуальному перу Максима Свириденкова. Действие некоторых сцен романа протекает в Подмосковных Липках, где, как известно, регулярно проходят Форумы молодых писателей, к числу которых Максим Свириденков и относится. Против ожидания (а таковые существовали у всех, кто читал «Пока прыгает пробка» - дебютную повесть Максима, опубликованную в «Москве») роман не удался. Натужны образы «девушки-ангела» и влюбленного в нее, конечно же, сатану. Сентиментальна и провисает линия, связанная с Чечней – особенно беспомощны сцены с девушкой, чья неквалифицированная медицинская психологическая помощь привела к самоубийству парня, служившего в Чечне.

В целом – скороспелая, неотрефлексированная вещь. Почитаешь такую и подумаешь: нет, действительно авторам, не достигшим тридцати, надо запрещать браться за письмо. Лучше в законодательном порядке. Вот бы Председатель Российской партии жизни выступил в Законодательном Собрании с такой инициативой, раз радеет за судьбы отечественной литературы.

Не пущать! Особенно если они талантливые и от ранней звездной болезни могут прийти к написанию романов в тяжелой форме.

Но на этом испытания не заканчиваются. После первого романа «Литрос» на нас обрушивает второй – «Меченосец в кружевах» Виталия Петушкова. Во втором абзаце «текста как текста» натыкаешься: «Пальцы, похожие на пропущенных сквозь мясорубку червычков, нащупывали пуговицу на разодранной беловатой блузе». О как. Беловатая блуза. Нет, дело происходит не в сумерках. Пропущенные сквозь мясорубку червячки. Пальцы. Речь идет о героине, в которую влюблен лирический герой, вообще-то полный скепсиса. Настолько, что «еще пару дней назад я бы саркастически рассмеялся себе в лицо».

 

К счастью, через некоторое время происходит смена регистров – сцена предоставляется Валентине Беляевой, поэтессе. Подборка озаглавлена «Солнца погасло сиянье». Затем подряд подверстаны еще две поэтессы – Анна Русс («Мой ангел»), Алина Витухновская («Бесстастен усталый дьявол»).

Анна Русс – уже известное имя, и в каждом ее стихотворении есть свое маленькое открытие, но трудно процитировать, потому что стихи подводят к открытию целиком, постепенно.

Стихи Витухновской после Русс выглядят такими, какие они, по-моему, и есть: не очень точные, небрежно срифмованные, начиненные поверхностными парадоксами. Без прикрас оформления, когда стихотворение и художественная подача являются как бы единым целым, производя определенное эстетическое впечатление («Детская книга мёртвых») тексты оказываются беспомощными.

Подборка Ольги Рычковой озаглавлена необычно: «Куда везёт меня кривая». Она завершает этот «Девичий альбом» (название рубрики).

 

На очереди – «Повести наших дней». Наиболее интересны из представленных в альманахе «повестей дней», на мой взгляд, рассказ (всё-таки рассказ) Александра Карасёва «Запах сигареты» и повесть Романа Сенчина «Малая жизнь». Оба автора – уже вполне сформировавшиеся писатели. Больше, впрочем, их ничто не объединяет. Каждый создает свою атмосферу, хотя и пишут вроде об одном и том же – о самоопределении в нынешнем мире молодого человека, о становлении личности. И, насколько несимпатичным может показаться лирический герой Сенчина – настолько по-человечески красив, привлекателен герой Карасёва. Однако оба эти «подхода» - в своём праве.

Не лишена своеобразия и куража, по-мужски написана повесть Анны Маранцевой «Вина Венеры» («вина» или «вина»? По тексту – вроде «вина». Но могу ошибаться).

 

«Клуб рассказчиков» открывает Олег Селедцов с подборкой «И в аду будем гореть» (ну нравится молодым писателям про ад и рай, демонов и ангелов). Рассказы, тем не менее, теплые на ощупь, яркие для глаза.

Дмитрий Ермаков («Мера вины») продолжает линию, начатую им в книге «Такой день» - это несомненно шукшинская традиция.

Роман Волков и Сергей Чугунов предпослали своим «Рассказам о счастье» маленький эпиграф: «Счастье – это когда есть, куда идти». Эта проза мне показалась надуманной. Лирический герой просматривает на окружающее свысока, с чувством превосходства. Мелкие мысли, затянуто. Ребятам гораздо лучше удавались сказки – жанр, в котором они начинали.

Живой, острый и вместе с тем изящный рассказ – «Оборона Таланихи» Александра Цыганова. Автор – из тех, кто своим присутствием позволяет обмолвиться «в основном», когда речь идет, что альманах отдан молодым: Александр Цыганов зрелый и, видимо, давно состоявшийся автор.

На рассказе стоит остановиться подробнее, он, на мой взгляд, центральная и центрирующая вещь альманаха.

В деревеньку наладились охотники за стариной, самозваные «реставраторы». Старухи, проживающие на частью вымершем, частью выбывшем в город хуторке, приготовились дать отпор. Их мужиков пособниками им в той обороне могли стать разве старик Ваня Лейте да десятилетний Сашка, подкинутый Лидии Аропланихе на каникулы. Есть еще в деревне загадочная фигура – Витька-офицер. «Впервые тот появился в деревне с год назад, но до сих пор о нем ничего не знали. Из дома почти не выходил. Поговаривали: пил много, вот и на улицу не показывался. Правда, раз кто-то видел его на огороде, беловолосого, худого, без майки и испугался: у Витьки всё тело, вся животина были как будто проеханы бороной».

Обращаться впрямую за помощью вроде и рано, а вроде уже и пора: угроза сгущается. «Реставратор шутить не любит!» Призвали и Витьку, и деда Ваню. Решили всем миром держать оплот.

Так бы и отдали, казалось, не бог весть какое нажитое за век добро – но плошали пришлецы: «…с лавки, поднявшись в полный рост, надвигались на них, вооруженные граблями, тяпками и вилами простоволосые деревенские старухи – уже очнувшиеся, без слов и спокойно, с той решительностью, с которой, если не дай Бог доведется, то готовые, пожалуй, стоять и насмерть, до конца.

Приезжие, неуверенно подхохатывая, запереглядывались, растерялись».

Какая точность, пристальный взгляд. Именно так, не принимая всерьез, надвигаются не знающие истинной силы духа, «подхохатывая». Но, как бы и в шутку, «негромко матерясь» - убираются от греха подальше, если встречаются с сопротивлением.

Воспряли в старухах все отзвуки войны, словно воскресли мужья: «Будто сама война и приблазнила вьяви, и мой Яков, покойная головушка, там один-одинешенек, а его какие-то незнакомые, все страшные такие, окружают да окружают. Ведь из памяти меня вышибло, в глазах стемнело, уж не держите обиды-то, сама не рада…» - оправдывается перед подружками Катерина Глебовская.

Дрожь пробирает от слов: «А я ведь, бабы, взаправду думала, что Якова-то своего спасу, успею».

И высокий накал хорошо встречается с простыми вещами, вот уже «…со стороны центральной усадьбы, коробчато подпрыгивая, бойко бежала милицейская машина», за которой летал на своем велике внучонок Сашка.

Вот уже Витька-офицер без лишнего пафоса, «скорее по привычке, наскоро» поставил указатель «Таланиха 0,5 км». И снова успокоилось всё, пришло на круги своя, только капитан милиции выслушал очередную байку, качая головой, «раз даже неверяще схохотнул». Но этот посмех – уже совсем другого рода.

И как стояли, так и останутся стоять «маленькие деревянные домики с крохотными баньками в густой зелёной траве».

И посмеивается Александ Цыганов над своими «ополченцами» - а хорошо делается на душе. Рассказ производит впечатление свежего глотка родниковой воды.

→ следущая страница


© Василина Орлова
оформление   © Семён Расторгуев

«Литературная Россия» №28, 20.07.2004
адрес статьи: http://vassilina.cih.ru/p13.html


 
 
 

logo
Василина Орлова

 

дизайн сайта:
радизайн


© 2005



→ следущая статья