проза
стихи
графика
Статьи
другое

    Василина Орлова     
 

 

ОНИ ПРИДУТ


стр. 1

 

  почта
  форум
  ссылки

 

 

1
2
  

В то время, как старшие лирически воздыхают о навсегда ушедших прекрасных днях расцвета литературы, молодые, спасаемые собственным невежеством, и знать ничего не знают о кризисе, а потому, возможно, пишут серьезные и интересные вещи.

Пока старшие по статьям да заметкам перекатывают навязшие в ушах имена, выбранные из той небогатой обоймы, которую сами же и составили, мир стремительно меняется. В литературу, властно заявляя свои права на читательское (прежде всего) внимание, входит новое поколение.

Очередное новое?

Внеочередное.

Не так давно объявлен короткий список "Дебюта" 2004 года, а ко времени выхода этой статьи, возможно, прояснятся и победители. Однако работа в премии на сегодняшний день построена так, что короткий список демонстрирует прежде всего взгляды жюри на то, какой приличествует быть молодой литературе. Поэтому длинный список, сформированный экспертами без участия жюри, гораздо более показателен в смысле того, какой молодая литература является сегодня на самом деле.

Тексты, вошедшие в длинный список "Дебюта", можно анализировать с любых позиций - они дают возможность почти беспредельно разнообразного рассмотрения. 43 000 работ (в число которых, кстати, вошли и работы некоторых авторов Интернет-журнала "Пролог") - колоссальный объем произведений, а ведь речь не об отдельных рассказах, а о подборках, и многие конкурсанты присылают стихи, рассказы и повести "в одном флаконе" - электронном письме или бумажном конверте.

87 позиций длинного списка молодежной премии в 2004 году по сравнению с обычными семьюдесятью что-нибудь да значит. Поколение ожидаемо, потому что предпосылки его формирования и выступления в общем понятны. Это люди, чьё первое взросление пришлось на время после больших перемен, и теперешнее становление тоже богато событиями общезначимыми.

В каком-то смысле я и мое поколение, те, кому, допустим, 11 сентября 2001 года был 21 год, ровесники века и тысячелетия, те, кому в этом году двадцать пять (это верхняя возрастная планка "Дебюта"), мы последние из тех, кто помнит ещё совершенно иное время. У нас был опыт пионерии - но комсомольцами мы не стали, мы бывали в летних лагерях и выстаивали торжественные линейки - но уже относились к ним с иронией людей, кто понимает или думает, что понимает, смысл событий. Мы ещё жили в империи, но видели в детстве ее крушение. Мы из тех, кто не воспринимает суперсторы и мегамаркеты как должное - но для нас они уже в каком-то смысле стали непеременными деталями ландшафта.

Те, кто идут след в след, кому семнадцать, восемнадцать, девятнадцать сейчас, знают, что так было не всегда, разве что по рассказам.

Я последняя, кто, забыв название площади Комсомольская, скажет: "Площадь Юности?". Те, кто младше, будут ошибаться уже как-нибудь совершенно по-другому, у них другие перемычки смыслов между понятиями, иные связки и свои неувязки.

Содержательно произведения сегодняшних дебютантов предстоит анализировать, удерживая в сознании динамику социальных, экономических, политических изменений. Да и просто с позиций профессиональной оценки, ведь многие дебютанты, еще совсем молодые люди, такое впечатление, обладают врожденным знанием принципов композиции и построения сюжета, как, например, Андрей Симонов, автор повести "Каирский национал", вошедшей в длинный список "Дебюта".

Повесть построена как ветвящееся остросюжетное приключение, в каждый переломный момент, в каждой точке сборки ожидаешь определенного сценария дальнейших событий, а происходящее оказывается еще интереснее. При этом динамика совпадений, маленьких событий и полуслучайностей, как оно и бывает в жизни, несущих в себе начала возможных больших перемен, на протяжении повести всё убыстряется.

Новое поколение говорит на хорошем русском, слог метафоричен, сгущен, концентрирован. Такова повесть Сергея Красильникова "Скарабей", при том, что автор живет в Латвии, а что там происходит с русским языком, мы все знаем - и это наша общая большая боль. И вот в этом безвоздушном пространстве внезапно возникает чистая проза, отсылающая к лучшим образцам европейской, она приводит на память Льюиса Кэролла и... Да кого только не приводит, оставаясь при этом самобытной, самостоятельной: "...Уродец живёт в человеческом теле. Этот уродливый белый зародыш, как червяк, как личинка жука; он сидит в самом мозгу человека и держит его за маленький хлястик. Что бы ты ни сделал, куда бы ты ни пошёл - он, как наездник, тянет за этот хлястик и тормозит человека. И человек идёт, как лошадь, управляемая этим червяком, он идёт по вытоптанной колее, и, начав там же, где и все, он идёт по той же дороге и приходит туда же, куда приходят все, - Сви замолкает, собирает все свои мысли в главный закуток разума и продолжает. - Но есть и другой путь. В книжке говорится, что можно отпустить своего червяка, согнать его с вожжей и вырваться в чистое поле, на свободу, и лететь, лететь в чистое небо. Только страшно человеку без жучка, и он не трогает ни жука, ни хлястик. И поэтому все мы идём по грязной истоптанной дороге, покрытой чёрной жижей, и надо всеми нами серое небо".

Философские обобщения на грани абсурда в плотном тексте играют роль смысловых вспышек. Может быть, их трудно воспринимать вне контекста, но в ходе смыслов играют они всеми цветами.

Примерно в том же духе (но совершенно по-другому) высказывается и Антон Ботев в повести с длинным названием "Т-360, или Сентиментальное путешествие по Монголии", коллизия которой в том, что пограничники встречают сказочницу тётю Валю, вместе со Степашкой и Хрюшей. И Станислав Иванов с "Экзистенциальными странствиями", рассказами, один из героев которых, Зоран Питич, "известный мизантроп и альтруист, естествоиспытатель и путешественник, мыслитель и атлет", изъясняется в парадоксальном философском ключе. Вообще в русскоязычной юной литературе определенного типа, как в собственной законной вотчине, хозяйничают два Маркеса: один плохой Маркес, оригинальничающий, другой Маркес хороший, органичный и бородатый - русский, в общем. Так вот, в данном случае речь о втором.

Чувство юмора и здоровая готовность увидеть в реальности не то, чем она прикидывается, объединяет этих авторов, метафизиков и металириков.

 

→ следущая страница

© Василина Орлова
оформление   © Семён Расторгуев

«Пролог», №12, 2004
адрес статьи: http://vassilina.cih.ru/p5.html


 
 

logo
Василина Орлова

 

дизайн сайта:
радизайн


© 2005



→ следущая статья