проза
стихи
альбом
Статьи
другое
    Василина Орлова     
 

 

ЗАПИСКИ НА МАНЖЕТАХ ОКРУЖАЮЩИХ


стр. 1

 

  почта
  форум
  ссылки

 

 

1

 

«Мастера и Маргариту» я читала раза два или три. В первый раз ершалаимскую линию, как самую скучную, прочитывала по диагонали или пропускала. То ли дело Фагот, Бегемот, Воланд с разноцветными глазами. Литераторы, трамваи, примусы…

На сайте «Православие. Ru » в рубрике «Вопросы священнику» висит давний довольно случайный вопрос о Булгакове (подтянули к началу страницы, для вящей посещаемости). В ответе на вопрос говорится: «Для христианина любой конфессии демонизм романа М. Булгакова очевиден. Мы получили истину священной истории, свидетельство о нашем искуплении из рук богодухновенных апостолов – учеников Спасителя мира. В романе М.Булгакова новозаветная история рассказана устами сатаны. Автор путём продуманной и чёткой композиции предлагает нам вместо Священного Писания взгляд на Сына Божия, Спасителя мира, и на евангельскую историю глазами того, кто сам называет себя профессором чёрной магии».

Позиция Церкви по отношению к «Мастеру и Маргарите» ясна. Интересно всё же, что у Булгакова в «Мастере…» едва ли не впервые в мировой литературе Воланд наказывает за несоблюдение заповедей, вообще он искушает не праведников, а мошенников, и неприятности, достающиеся на долю всяких растяп, чаще всего хочется сопроводить восклицанием: «Поделом!» Здесь дьявол в каком-то смысле выступает в роли орудия Божиего. В романе не содержится отзвуков столь модной в настоящее время концепции в духе зороастризма – о равноонтологическом статусе добра и зла, об их равновесном и даже необходимом для соблюдения мирового баланса сущностном противостоянии (как, скажем, в «Ночном дозоре»). Зло определённо могущественно, пленительно, даже – привлекательно, но оно всё-таки остаётся подчинённым добру, зависимым от добра, существует постольку, поскольку есть добро. Да и необъяснимо – а впрочем, это сложный вопрос теодицеи, о нем написаны трактаты – чтобы всемогущий Бог не попускал черту в его каверзах.

«Мастер и Маргарита» произведение сложное, и, в конечном счёте, как в нём ни романтизируется нечистая сила, нет сомнений, оно, вполне в согласии с предпосланным ему эпиграфом, служит благому делу – наверняка найдётся немало людей, которые заинтересовались евангельской историей, много более глубокой, чем все её интерпретации (особенно художественные), именно благодаря этой книге. Она не паразитирует поверхностно на смыслах евангельской мистерии, а обращается к ним как к плодотворному источнику собственного вдохновения и миростроительства. А право писателя обращаться к любому – мифологическому ли, религиозному – сюжету оспаривать не приходится.

Впервые, кажется, слышу, чтобы фильм повсюду обсуждался на улицах, в транспорте, у киосков с блинами и слойками. На днях вот опять за спиной женский голос: «Так что, поцеловала его, и он стал вампиром?» Речь шла, конечно, о Гелле и Варенухе.

Если нет общих событий-книг, то общее событие-фильм всё-таки возможно. Удался он или нет, ладно снят или плохо – кто сейчас скажет? Вернее, скажет всякий, но – на свой лад. И хорошо. Пусть роман станет сценарием, глубокому произведению жанровая трансмутация не повредит. А «Мастер и Маргарита» вещь поистине глубокая, вобравшая в себя огромную часть существовавшего до неё культурного контекста и продолжившая, обогатившая синонимические и антонимические смысловые ряды «добро – зло», «Бог – дьявол», «роль личности в истории – роль личности в вечности» и т.д.

Пожалела, что предыдущей работы режиссёра, по роману «Идиот», не видела – как-то мимо прошло. Как и многое другое вообще в медийном пространстве, например, сериал о Сергее Есенине… Хотя они тоже вызвали значительный резонанс, но на «Мастере и Маргарите» общественное ожидание и внимание сосредоточилось, пожалуй, с небывалой интенсивностью. Это и понятно, «Мастер и Маргарита» – более благодатный для экранизации материал, нежели насыщенный психологизмом и дышащий философией «Идиот», и уж конечно, мениппея подлежит художническим экспериментам в большей степени, чем трагическая история всенародно любимого поэта.

Успех сериалов имеет, видимо, приблизительно ту же природу, что и успех романов – хочется какой-то непрерывности в жизни, в особенности, когда жизнь до того клиповообразно исполосована, что не удаётся создать целостное представление о собственных целях, о преемственности событий. Сеанс превентивной непрерывности, сорок минут в день, телесериал всё-таки обеспечивает.

Мало смотрю и имею поэтому мало возможностей оценивать фильмы. Но вот сподобилась – посмотрела «Властелин кольца. Две башни». (Больше всего понравились короткие ногти хоббита Фродо.) Как хорошо снято, куда там! Все помытые, красивые. Ну, для контраста есть и не очень красивые. А вот изощрённости автора Средиземья в фильме как-то не чувствуется. По любой фэнтези при наличии технических, денежных и людских ресурсов (что, конечно, тоже не жук чихнул) можно снять подобный фильм. А истории с хобитцами – всё-таки основополагающие для этого жанра, они лучше, детальнее проработаны, по сравнению с другими мирами, они богаче и красочнее.

Но спецэффекты! Как сказал в интервью Абдулов-Коровьев, «туда полетел – сюда полетел, вж, вж!» (Если, мол, будут говорить о спецэффектах, значит, кина не получилось.)

Хороший подход. А тут напротив – если б не спецэффекты, кина о хоббитах и эльфах, точно, не вышло бы.

Вспоминается далёкий немеркнущий 1996 год, когда деревья были если и не очень большие, то, уж во всяком случае, побольше, чем сейчас. Промеж этих деревьев в Нескучном саду собирались тронутые уже конкретно эльфы-самозванцы. Среди них встречались и хоббиты, и гномы, и даже орки. Штук пять Гендальфов самой разной расцветки. Особенно была заметная одна у нас в гуманитарном корпусе Университета – было у неё имя, кажется, Торин. Расхаживала она, как полагается, в красном плаще (без подбоя, чего не было, того не было) и с бисерной лентой на лбу, от которой оставались крохотные следы-пятнышки, до того туго стягивала волосы. И ещё эта в миру филологиня называла себя «Алый ветер».

Она меня привлекала своим ярким невменизмом и им же отталкивала. Общаться с ней было – как убеждённому вегетарианцу оказией в лютый голод есть мясо: с души воротит, но зубами рвёшь. Голода общения, конечно, на первом курсе МГУ нет и быть не может, но эта алая девушка была особенно любопытна. Кстати, чуть не весь тогдашний Нескучный сад (не успела там поколобродить, знаю по рассказам), взрослея, целыми своими городами и племенами переходил в МГУ, не только на гуманитарные, на физический факультет тоже. Но как-то они всё равно не врисовывались в контекст.

Жаль мне было всегда этих голумов, бедняг. Плохо, когда чужие идеи овладевают тобой до такой степени, что ты перестаёшь думать о себе вне этих, заданных кем-то, контекстов. Да и что может быть безысходнее глупой влюблённости в остроухого Леголаса, который никогда не встретится тебе в переходе метро или продуктовом магазине?

Ну, и книгам Толкиена я поэтому как-то тоже не доверяла. С одной стороны, меня тянуло в них, а с другой, сознание, что они вот так же, с теми же чувствами и в то же самое время, прочитываются другими фрустрирующими подростками, охлаждало читательский пыл. Хотя несколько иллюстраций к книге я лет в шестнадцать нарисовала всё-таки. Иллюстрации были такие: «Грэндальф серый» (Грэндальф – звучало красивее, хотя и с ошибкой) и «Леголас убивает».

И как это эльф, говорящий на мелодичном языке, знаток и любитель диковинных музыкальных инструментов, убивает? Пусть он и лучник – но убивать-то зачем? Впрочем, ведь орки не люди, вообще не существа, так, недобытийность какая-то, недобытность. Так что их можно и даже нужно – того-с. А вы говорите – оправдание воды, добро, зло! Можно подумать, в чистый, незамутнённый, напоённый христианской моралью мир впервые пришла соблазнительная демонология «Мастера и Маргариты», можно её назвать таковой и отмахнуться: «демонизм очевиден».

Вот я не прочитала ещё ни книги этой писательницы… Забыла. Бриджит Джонс. Которая про Гарри Поттера. Чувствую, надо. Пора.

Потому что время такое, мистическое. Метафорическое и метаисторическое. «Мастер и Маргарита», «Властелин колец» и «Гарри Поттер и кубок огня». Как с одной книжной полки, в порядке убывания. О чём-то да говорит нам это.

 

© Василина Орлова
оформление   © Семён Расторгуев

«Литературная Россия» №1. 13.01.2006


адрес статьи: http://vassilina.cih.ru/p58.html


 
 
 

logo
Василина Орлова

 

дизайн сайта:
радизайн


© 2006


cih.ru

→ следущая статья