проза
стихи
альбом
Статьи
другое
    Василина Орлова     
 
АПОЛОГИЯ РОК-МУЗЫКИ НА РОЖДЕСТВЕНСКИХ ЧТЕНИЯХ

стр. 1

 

  почта
  форум
  ссылки

 

 

1
2

 

      В ходе Рождественских чтений в зале при храме святой мученицы Татианы состоялся разговор на тему «Православие и молодёжная субкультура», в котором приняли участие известные священники и миряне: протоиерей Максим Козлов, игумен Сергий Рыбко, диакон Андрей Кураев, профессор Академии имени Гнесиных Игорь Истомин, руководитель центра реабилитации жертв нетрадиционных религий отец Олег Стеняев, рок-музыкант Станислав Бартенев и другие.
     Тема важная, животрепещущая, и обсуждается она, всегда вызывая бурные дискуссии.

     
     В прошлом году было высказано два основных взгляда на проблему – один состоит в том, что между Церковью и молодёжной субкультурой никакого моста нет и не может быть, другой – что если моста и нет, значит, его необходимо построить.
     В этом году обсуждение началось с вопроса о том, использованы ли зашифрованные послания сатанинского содержания в музыке «Битлз» и других групп. Какой-то хитрец-экспериментатор прокрутил задом наперёд плёнку и услышал нечто неудобопроизносимое.
     Откровенно говоря, что кому-то приходит в голову всерьёз обсуждать подобное – произвело сперва впечатление лёгкого сумасшествия. Уж коли захотеть «расшифровать» нечто, то можно получить что угодно, а если слушать музыку «в правильном направлении», указанной фразы – не решаюсь её записать для истории – не получится. Да и зачем, если захотеть изыскать нечто антихристианское в этой музыке, впадать в глубинное декодирование, если в ней всё зачастую «на поверхности»?
     Надо заметить, что под «современной музыкой» в обсуждении подразумевалась такая, прямо скажем, не самая плодоносная сейчас ветвь, музыкальное направление, как рок-музыка.
     Станислав Бартенев, солист группы «Если», продемонстрировал языческое понимание музыкальной культуры – по его мнению, музыка возникла с момента, как человек стал подражать птицам в пении. Что-то вроде натуралистической концепции, с помощью которой некогда объясняли и возникновение языка. Станислав Бартенев исполнил песню под гитару, где фигурировали «ратный путь», «благоверный князь», «Невский князь Александр». По-своему было забавно: собрать в аудитории церковную молодёжь, священников, общественных деятелей, и влить им порцию «да-рай, да-рай, да-рай, да-рай».
     Отец Максим Первозванский, отвечая на подобную постановку вопроса о возникновении музыки, заметил: «Человечество проходило определённые этапы, есть небесная музыка, которую человек слышал в раю». Он также напомнил, что «есть музыка, которой пользуются тёмные силы, – восходящая к каким-то инфернальным грубинам». «Когда я услышал, что католические монахи устроили рок-группу, у меня волосы встали дыбом». Он пояснил свою мысль, указав, что рок – немонашеское дело, важно, «что от кого исходит».
     Отец Сергий Рыбко – человек, который занимается практически вопросами взаимодействия Церкви и современных субкультур: при храме преподобного Сергия Радонежского действует нечто вроде молодёжного клуба. Он рассказал, что ему, как монаху, постриженному в Оптиной пустыни, трудно было и представить, как он окажется проповедником на рок-концерте. «В своё время я сам играл на ударных, и это помогло мне освоить церковные звоны». Как сказал бы отец Андрей Кураев, человека настигла карма: надо же, уйти в монастырь, отказавшись от подобной культуры, чтобы, будучи игуменом, вернуться к ней – сейчас отцу Сергию приходится слушать кое-что, «чтобы быть в теме».
     «Был на концерте, говорил, отвечал на вопросы, после подошли под благословение, человек пятнадцать, выяснилось, студенты Свято-Тихоновского института».
     В зале смех.
     «Есть плохая рок-музыка, а есть хорошая». О рок-монахах отец Сергий заметил: чтобы понять, какими идеями они руководствуются и что собой представляют, их надо сначала послушать, прежде чем осуждать.
     В высокий президиум пришла и была озвучена довольно трезвая записка: «Когда мы слышим рок-музыку, хочется дерябнуть пивка, и тут ничего нельзя сделать».
     
      Действительно, сколько бы мы ни говорили, что рок-музыка не обязательно связана с наркотиками, или вот с «веществами помягче», вроде пива или сигарет, – достаточно понаблюдать происходящее в любом рок-клубе, где под очень патриотические «запилы» и душеспасительное «рубилово» методично вычленяют из себя эфирное тело ребята разного возраста и степени воцерковленности.
     
     Несколько раз аплодисментами зал прерывал короткую речь профессора Академии имени Гнесиных Игоря Александровича Истомина. Он предложил подумать, как в музыке разных стилей реализуется смысл: для серьёзного содержания «недостаточно поменять вербальное направление». «Если мы станем говорить о Боге, а интонация будет далёкой – содержание речи будет спрофанировано». О рок-монахах: «Существует какая-то глубинная связь между музыкой и состоянием души, и не всякое звучание будет соответствовать нашим установкам».
     Он указал на отнюдь несубъективно существующие музыкальные параметры, которые влияют на слушателя определённым образом: «Создать доверительную, молитвенную интонацию с помощью предельно децибельного звучания, жёсткой пульсации и использования одной ритм-секции невозможно». Вне зависимости от текста мы «ощущаем протест», «звучания определённого типа будут вводить в соответствующее состояние, хотим мы или не хотим». «Энергетическая направленность противоречит молитвенности. Молитва есть просьба, а усиленная через динамики, становится требованием, с которым нельзя обращаться к Богу». В заключение он заметил, что «музыкальное мышление, например, в народной и рок-музыке – два разных уровня мышления».
     В других выступлениях звучали ещё более жёсткие формулировки: «Заигрывание с этой средой не идёт на пользу Православию», «Мы стараемся опуститься до уровня массовой культуры – такой путь ведёт в тупик».
     Отец Олег Стеняев высказал мнение, что мы должны научиться разговаривать с молодёжью на понятном ей языке, вне зависимости от того, нравится нам это или нет.
     Отец Андрей Кураев начал говорить, как сам сказал, «усталым от бесконечных повторений голосом»: «Никто не собирается привносить рок-музыку в храм, никто не собирается мобилизовывать всех священников на рок-концерты, пусть работает тот, кому удаётся и кто действует по благословению». Он уведомил собравшихся, что в этой сравнительно новой области миссионерской деятельности надо признать в том числе право миссионеров-модернистов и на ошибку, так как в такой работе используется, в порядке метафоры, «технология встречного пала». Если говорить о немолитвенном настроении рок-музыки, то «Православие больше, чем смирение», в современном мире от православного человека требуется в том числе владение стратегиями сопротивления общему безумию: «Нам необходимо учиться протесту». Ещё Григорий Богослов отстаивал своё право цитировать греческих поэтов, которые были язычниками. Никто не утверждает, что «рок-музыка является вершиной современной культуры», более того, большинство миссионерских проектов ситуативны, сейчас никто и не вспоминает разбора литературных произведений в богословских журналах XIX века, а тогда ломали много копий. «Церковь, – сказал диакон Андрей Кураев, – обмирщается не на проповедях», а на освящении новых бизнес-центров, то есть там, где священник выступает в роли чисто ритуальной фигуры.

 


→ следущая страница

© Василина Орлова
оформление   © Семён Расторгуев

«Литературная Россия» №7. 17.02.2006


адрес статьи: http://vassilina.cih.ru/p71.html


 
 
 

logo
Василина Орлова

 

дизайн сайта:
радизайн


© 2007


cih.ru

→ следущая статья