Проза    Василина Орлова


ХРУСТАЛЬНЫЙ ДВОРЕЦ 
   | стр. | содержание
  почта
  форум
  ссылки

 


стихи
альбом
статьи
другое

 

 

Ярослав был колдун. Как мистика, посвященного в тайны мироздания, знали его друзья, знакомые и соседи. Высокий, сутулый, с насупленными бровями – из всего облика первыми виделись именно брови: густые, нависающие над глазами. Глаза сидели глубоко в своих пещерах и, как остроносые зверьки, выглядывали по временам.

И не смотрел Ярослав, а зыркал – взглядывал коротко и резко, словно хотел ослепить мимобеглую мышь. Если бы зрачки обладали способностью вращаться вокруг своей оси, они бурили бы вас, как два сверла.

Неизвестно, сколько времени потребовалось Ярославу, чтобы научиться вести себя подобным образом, и где он поднаторел в этом искусстве, но только он умел ошарашить неожиданной фразой, сказанной таким образом, что человек терялся. «Скоро все придет к тому, с чего начиналось. Ждите». Или: «Некто на днях призовет вас».

Чушь! Но многие пасовали перед мрачным перед напором этого нелепого господина. Хотя чего теряться: помятые брюки, грязная рубашка, космы спадающих на ворот волос – Ярославу никак не помешала бы небольшая головомойка.

По стечению обстоятельств, он был моим, можно сказать, знакомым. То есть – соседом. В большом городе не всегда выбираешь, с кем общаться. Впрочем, можно прожить десять лет на одной лестничной клетке, и не встретиться. Но Ярослав жил не рядом, а выше. И однажды залил мою квартиру, в обыкновенном блочном доме в Отрадном.

- Простите, пожалуйста, за беспокойство, но, кажется, у вас непорядок с сантехникой.

Так я обратилась к Ярославу, когда, в халате и тапочках, вынуждена была подняться к нему на этаж буквально только что из ванной.

- Дело в том, что на кухне, на потолке, пятно. Кухня находится прямо под вашей… - Я пустилась в ненужные объяснения, потому что на меня остро глядел человек, никак не показывающий, будто до него доходит смысл произносимых слов. Но что-то иное, помимо слов, долетало до него – мелькали какие-то мысли, сквозили ощущения: на лице трепетали тени. Казалось даже, он стоит перед источником пламени. У костра вот так же меняются лица. Будто их лепит невидимый адский скульптор… Но огня не было.

Наконец он заговорил. Лестничный сквозняк, высокий незнакомый человек с неприятным взглядом, я стою черте в чем на холоде, и тут он извлекает из своего рта несколько глубокомысленных слов.

- Предоставьте всему совершаться своим чередом.

И закрывает передо мной дверь!

Я так опешила, что минуту, наверное, не могла сообразить, что теперь делать. Однако повторно надавила на кнопку звонка и уже настойчивее сказала:

- Послушайте, вы меня заливаете! У меня на кухне пятно! На потолке!.. Кухня прямо над вашей.

Но на сей раз он просто молча выслушал меня и захлопнул дверь. Я хотела было сунуть в проем ногу, но вовремя вспомнила, что мягкая тапочка не спасет ее от удара.

- Ну и черт с тобой, - в сердцах сказала ему вослед, разворачиваясь.

Дверь раскрылась – и тем же голосом:

- Осторожнее, когда говорите о нечистой силе.

От неожиданности я оступилась и наверняка упала бы, но зацепилась рукавом за перила.

Звук лязгнувшего замка и тишина.

Так началось наше полезное знакомство.

 

А почему полезное? Конечно, бесполезное: бесполезное и бессмысленное. В самом деле, какой может быть прок от городского сумасшедшего? Даже если этот сумасшедший ухитряется зарабатывать себе на жизнь, выжимая из своего шарлатанистого дара какой-никакой гонорар. При полном безумии внешнего расхлябанного облика, Ярослав умудрялся ездить на «Тойоте» и мерцать в темноте лифта – пару раз я ездила с ним в одной кабинке – дорогими часами на заросшем темным волосом запястье. С бодуна он писал гороскопы в пару глянцевых журналов, а в состоянии более трезвом принимал посетителей. Отказать в собеседовании он мог даже очень значительным клиентам, а мог и с охотой принять бабушку, пришедшую пожаловаться на невестку и запросить ей какого-нибудь сглазу.

Изредка я наблюдала его, не проявляя, впрочем, особенного интереса. Скорее даже – побаиваясь. И держалась на расстоянии.

А однажды он сам позвонил мне в дверь.

- Послушайте! Грядет то, сами знаете, что.

Я собиралась уходить и в руках у меня была сумка, которой в других обстоятельствах подобного собеседника не грех и стукнуть по голове. Но вид у соседа был потерянный и блеклый. Щетина его топорщилась ежиными колючками, на голове стоял журавлиный хохолок, и сам он напоминал именно что странную помесь ежа и журавля.

- Что с вами – плохо? – спросила я, и он ввалился в коридор.

Происходило непредвиденное: он медленно сполз по стене и опустил лицо в ладони. Острые плечи заходили, кажется, от рыданий. Первая мысль, конечно – звонить. Куда-нибудь. Может быть, и в психушку.

Налила воды и подала стакан.

- Знаете ли вы, - вопросил Ярослав, поднимая жалкую голову, - что у каждого человека есть хрустальный дворец? И у вас! Да, да, и у вас…

Лицо было влажное и какое-то мутное. Как будто смотришь сквозь стекло, по которому стекают струйки дождя. Пахнуло спиртным.

- И где же этот дворец? – спросила я, желая только потянуть время, и лихорадочно вспоминая, 01 или 03 – телефон скорой помощи.

- В том-то и дело. Нигде.

Он криво, боком – поднялся. И удалился.

 

С тех пор я не видала его. Говорят, переехал. Продал квартиру в нашем доме и приобрел особняк на Тверской. По другим слухам, уехал доучиваться своим колдовским премудростям к известному сатанисту во Владимир.

Рассказывают, его видели по телевизору. Кто утверждает, что он вел супер-игру в блестящей пластиковой студии. Кто говорит, сидел в зале. А одна бабушка из нашего подъезда настаивает, что показывали его в роли невольного героя социальной передачи – бомжом на Казанском вокзале.

 

→ следующая страница скачать и напечатать напечатать всё

 

 


 

1
   

logo
Василина Орлова

 

дизайн сайта:
радизайн © Семён Расторгуев


© 2006

 


cih.ru