почта
  форум
  ссылки
другое

Василина Орлова

Книги  
 
проза
стихи
альбом
статьи
 

     
Вчера
"Вчера"
Повесть, рассказы. Москва, издательство "Грейта", 2003 год.



ТРИДЦАТИЛЕТНИЕ ВСЕХ ВРЕМЁН И НАРОДОВ


Новая книжная серия примечательна тем, что помимо произведений наших современников в ней вышли «Антоновские яблоки и другие рассказы» Бунина и «Путешествие вокруг моей комнаты» Ксавье де Местра. Что ж, идея неисчерпаема, интересно будет получить наглядный пример: что писали в тридцатилетнем возрасте те или иные классики. Однако в сложном положении оказываются нынешние тридцатилетние прозаики: стоять на одной полке с Буниным и не выглядеть бледно в свете не только его «молодой» прозы, но и последующей нобелевской славы, которой лучится само имя писателя, сложно.

Тем не менее некоторые уже рискнули.

Василина Орлова печаталась в журналах «Дружба народов», «Москва», «Осколки», входила в лонг-лист премии «Дебют». Её книга – сборник недлинных рассказов, а сердце сборника – очерк-повесть «Вчера».

Впрочем, я бы не назвала это рассказами, скорее Орлова пишет этюды, зарисовки: недосказанность, неоконченность струится потёками акварели. Видно, как сделано, просвечивает карандаш на ватмане, краска легла не точно по эскизу. В этом очарование, хотя кто-то непременно узрит в этом признак «женской» прозы, дескать, не способна дама создать глобальное.

Сюжетом рассказа «Монаший родник» мог бы стать поход к, собственно, роднику, в котором «водица чистая, как душа безгрешная, холодная, как злость людская», а становится бессмысленная поездка «мимо», так уж растеклась акварель.

«Вёрстами, деревнями, погостами», словно начало путевых записок: подробно описаны попутчики, купе, трепетно – дорожный чай, его «сладкий вкус перемены мест и времён». «– Водки, – растолкали мы официанта…» – кажется, рассказ только начинается и сейчас закрутится приключение в вагоне-ресторане. Нет, это финальная фраза, вместе с прозрачностью, бесплотностью повествования заканчивается и оно само.

«Периодическая система» – вроде бы обещаются захватывающие поиски и не менее захватывающее описание таблицы, классифицирующей «все оттенки чувств человека», составленной погибшим другом героя, но таблица исчезла без следа, только тень на ватмане. Пожалуй, новеллой можно назвать текст «Ковбои»: сюжет выписан от начала до конца. Но тут драма оборачивается анекдотом, поработала размывающая кисточка импрессиониста.

Да, в центре интереса автора – пустяки и безделушки, случаи из детства, прогулки (посмотреть иначе – так бессмысленные шатания), разговоры (или пустая болтовня). Не о чем писать? Вовсе нет. Это внимание к деталям, одухотворение повседневного, идущие аж от Сэй Сёнагон, андерсеновская любовь к ближним людям и ближайшим предметам.

«О сапожник!» – восклицает у Орловой ботинок (человек сказал бы: «О боже!»). «Схваченное гипсом горя лицо», «зал ожидания настоящей жизни», «с мечтами исполнялось и разочарование» – несколько экземпляров из коллекции точных образов Василины Орловой. А что писать есть о чём, доказано повестью «Вчера», построенной на контрасте простоты, тягот, осмысленности деревенской жизни и запутанности, легковесности, бессмыслицы городской. «Бытование-кочевье между мимолётными встречами и навечным, кровным родством, между Богу свечкой и чёрту кочергой, встречей и прощаньем, асфальтом и грунтовкой, пепси-колой и парным молоком, между Интернетом и огородом, – Господи, вся моя пока недолгая жизнь умещается именно между».

Деревенские корни, крестьянская родня, сказочная эпика детства и – столичная суета, философский факультет, выморочные знакомые – два опорных столба качелей, на которых взлетает героиня, одинаково удалённая от обоих и одинаково к обоим приближенная. Современный человек, не выбирающий между «асфальтом» и «грунтовкой», а над тем и другим возносящийся, хоть и идёт кругом голова, а парение обернулось бездомностью.

 

Надежда Горлова, «Литературная газета» №15 (5968) 14 - 20 апреля 2004г.

logo
Василина Орлова

 

дизайн сайта:
радизайн


© 2005

 



cih.ru